Войти
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
научная деятельность
структура институтаобразовательные проектыпериодические изданиясотрудники институтапресс-центрконтакты
русский | english

Суета сует

«Трудовое законодательство нарушалось злостно и повсеместно…»

Сегодняшний день начался для меня ещё ночью (видите, наша концепция сохраняется). Проснулся я от того, что через пару номеров от меня играли на гитаре. Хором. Конечно же, пели ДДТ, Radiohead и Би-2. Причём, разумеется, из списка обычно запрещённых в многокилометровых радиусах от костров песен. Но я понимаю, что без этого никуда. Очередная попытка выспаться, очередной утренний душ (ничто, кстати, так не сближает, как одна ванная комната на двоих (без каких-либо побочных смыслов)), очередной завтрак. Начался третий и завершающий день конференции.

«Лично я вижу в этом перст судьбы — шли по лесу и встретили программиста»

Сегодняшняя программа началась с коротких докладов молодых учёных. На секции «биоинформатика» сидел Михаил Сергеевич с песочными часиками, чтобы следить за регламентом, но под конец их уже не переворачивал. В основном все рассказывали какие-то новые подробности из жизни клеток. Точнее их внутренностей. Ну вы поняли. На тематической платформе «Сенсоры» рассказывали про нейросетевые штуки. Как, например, символы в паспорте узнавать или как определять кто из машин на стоянке не заплатил. В общем, было представлено решение многих насущных проблем человечества. На этом студенты почти отстрелялись. Спустя четыре лекции и обед (на третий день начинаешь подчёркивать важность таких простых, казалось бы, вещей) мы пристанем к ним снова и попросим рассказать про постеры.

«Орла! Орла заберите! Вместе с запахом!»

В лектории пахло зубной пастой и кофе. Возможно, именно поэтому я немного взбодрился. О том, как запахи влияют на всех нас, и рассказывала Елена Родионова. Вообще, оказывается, наша жизнь очень во многом определяется именно ароматами. Все ведь наверняка замечали, что, например, запах ребёнка куда приятнее запаха подростка, а запах вашего питомца довольно сильно отличается от запаха другого, пусть даже почти такого же. Не говоря уже про всем известный факт о том, что вкус это в значительной мере именно запах. Оказывается, что всё куда сложнее и людям, например, запах гистосовместимого партнёра кажется приятнее запаха не совместимого. Более того, нарушение обоняния может быть индикатором к началу серьёзных аутоиммунных заболеваний. В общем, дышите полной грудью, нюхайте что есть мочи и радуйтесь тому, что чувствуете запахи.

 

«Экземпляр экземпляру люпус эст…»

Сегодня все очень любят науку не столько за то, как далеко она продвинулась, а за то, какие красивые картинки теперь можно делать. Вот к нам из Южной Калифорнии с лекцией «Brain Imaging and Genetics: Computational Methods and Applications» приехал Борис Гутман, чтобы рассказать, а как бывает ещё. На самом деле всё, конечно, сложнее. Часто учёные сталкиваются с неоднородностью данных, связанной иногда банально с различиями формы или каких-то ещё характеристик изучаемых объектов. Например, мозга. И чтобы наглядно сравнивать такие вещи, нужно придумать способы некой универсализации. Сейчас для этого используются методы дифференциальной геометрии и так называемые «shape spaces». Например, Борис показывал, как можно «натянуть» мозг на сферу, не потеряв при этом необходимой информации. А вот полученные шарики сравнивать уже куда удобнее. 

 

«Бессмыслица — искать решение, если оно и так есть»

Действительно, куда интереснее искать решение, которого нет. Дмитрий Ветров один из тех, кто занимается именно такой проблемой. Машинное обучение на сегодняшний день, очевидно, один из самых трендовых способов решения каких-то задач. Однако никто пока точно при каком подходе к его реализации мы получим лучший результат. С другой стороны, есть совсем не новая теория байесовских процессов, которая имеет ряд любопытных свойств. В своём докладе Дмитрий пытается поженить две эти вещи и объяснить почему это действительно имеет смысл. 

«Начну я за здравие, а закончу нашими собственными исследованиями» — с этих слов лектор начал свой доклад. Действительно, нерешённых задач ещё много. Но если бы всё было решено, то кто бы боролся за гранты?

 

«Они не смогли ответить на вопрос Корнеева, каков физический смысл понятий «нутро» и «чуять». Зато объяснили лексический»

В русском языке, казалось бы, всё более-менее изучено и понятно, но оказывается, что это совсем не так. Например, существуют определённые идиомы, которые ведут себя совсем не стандартно. В ряду «чёрта с два, чёрт его знает, на кой чёрт и какого чёрта» у нас встречаются одинаковые на первый взгляд, но совершенно разные при ближайшем рассмотрении черти. Один помогает с причиной, другой с ответом на вопрос «зачем?», третий чёрт никак не определиться, а четвёртый нагло показывает фигу. Так вот чтобы разобраться в этой чертовщине, Леонид Иомдин и его команда работают над микросемантическим корпусом русского языка, пытаясь как-то упорядочить все ныне известные исключения в сколько-нибудь единую систему. Об Леонид Лейбович и рассказывал.

 

«Общение с девушками доставляет удовольствие лишь в тех случаях, когда достигается через преодоление препятствий…» Мне, например, пришлось выслушать краткий курс по цитологии

Я спускаюсь на первый этаж по винтовой лестнице отеля. Внизу раздаётся шум активного обсуждения студенческих постеров. В воздухе стоит крепкий запах энтузиазма. 

Честно говоря, постерную сессию я проспал. Но постеры всё же посмотрел. Красивые. Потом я, правда, исправился. Я отловил некоторых авторов и допросил. Первой моей жертвой стал Никита Мокров, студент МФТИ, стажёр-исследователь ИППИ.

- Расскажи о чём твой постер.

- Мой постер об одновременной матричной диагонализации для классификации коннектомов человека, научный руководитель Максим Панов.

- Агааа..

- Если совсем просто, мы из головного мозга с помощью МРТ и других штук делаем граф, который представляет граф взаимодействий участка головного мозга. И говоря уже не о графе, а о матрице смежности, будем её уже как-то классифицировать. Мы просто найдём некое подпространство, в котором все эти матрицы будут иметь почти диагональный вид, чтобы сравнивать разные матрицы в одном подпространстве только по их диагональным элементам. На основе такого алгоритма мы сравнивали разные классификаторы и подбирали параметры, чтобы решить задачу классификации. 

- Как тебе ИТиС в целом?

- Это мой первый ИТиС. Честно говоря, куча положительных эмоций. Здорово, что здесь порой в очень неформальной обстановке ты можешь поговорить с человеком на какие-то глобальные темы. А постерная сессия, если честно, чем-то напоминает день открытых дверей. Стоишь, объясняешь одно и то же, иногда разными словами.

Другой постер достаточно внезапно был про актуальную на сегодняшний день проблему — про читателей и сложные тексты. Автор — ещё один стажёр исследователь, но на этот раз девушка. И не просто девушка, а Зоя Червонцева.

- Допустим, у нас есть предложение «Аглая устроила истерику.» В целом ту же самую мысль в своё время гораздо более сложным образом сформулировал Ф.М.Достоевский (действительно, текст на треть А4). Понятно, что первое предложение скорее всего не вызовет у читателей никаких трудностей, но при этом и не раскроет смысла. Не будет понятно чётко что произошло. А на втором читатель, наверное, остановится и попытается вникнуть. Если это вдумчивый читатель. И в конечном итоге у него в голове сложится более полная картинка чем у того, кто как-то проскочил простое предложение. На самом деле в моей работе сложный текст — это сложная структура РНК бактерии e. coli, «Аглая устроила истерику» — простая. А читатель — это рибосома. На сложной структуре получается более качественный продукт, так как читатель, взявшийся за сложный текст, с большой вероятностью дочитает его до конца, потому что он усердный читатель. В то время как простую РНК оттранслируют много рибосом, но и качество полученного белка будет значительно хуже, да и дочитают простое предложение, оказывается, не все. Однако, как можно догадаться, и скорость прочтения разная, поэтому в клетках со «сложным текстом» будет сильно меньше этого белка, несмотря на его качество. Рибосомы читают текст последовательно, поэтому если кто-то начинает тормозить, с ним сталкиваются, появляются очереди. И по-видимому, очереди — это плохо. 

В общем, всё как у людей. Ну почти.

 

«Нужны ли мы нам?»

На карте Евразии сменяют друг друга цветные кружочки. За ними следуют картинки отсеквенированного генома. Эльза Хуснутдинова из института биохимии и генетики УНЦ РАН рассказывает про этногеномику. Подобные исследования помогают людям лучше понять не только историю миграций, взаимоотношения и численность каких-то популяций, но иногда даже получается заранее диагностировать и предсказывать болезни. 

Выхватываю из контекста: «Формирование популяций Кавказа происходило на основе гетеромерного генетического субстрата переднеазиатского происхождения с последующим дрейфом генов в изолированных популяциях.»

Про себя тихо думаю, что, конечно, наука наукой, но вот на Кавказе об этом лучше никому не рассказывать. Особенно с благородной целью народного просвещения.

 

«Совершенно секретно. Перед прочтением сжечь»

Здесь пойдёт повествование о следующей лекции от Михаила Сергеевича Гельфанда. И в целях, мнэ-э, SEO-пессимизации, как выразились однажды специалисты «Рамблера», я буду излагать исключительно научные выкладки. 

Лекция называлась «Математика выборов». Началась она с того, что в идеальной системе ранжирования кандидатов по идее должны выполняться несколько базовых и вполне понятных правил. А именно правило анонимности, когда все голоса равны между собой по весу, правило монотонности, означающее, что при добавлении голоса позиция кандидата может только подняться и правило нейтральности, то есть при удалении одного из выбираемых положение остальных остаётся неизменным. Правда, в 1951 году была доказана так называемая теорема Эрроу, говорившая о том, что в любой системе голосования хотя бы одно из этих правил нарушается. На слайдах представлены эксперименты, подтверждающие данную гипотезу. Это означает в первом приближении, что, зная точное описание системы, можно попытаться каким-то образом оптимизировать наш на первый взгляд случайный процесс. На слайдах представлены примеры, подтверждающие и эту гипотезу. Дальше идёт исключительно анализ данных. По шкале х отложим количество принявших участие в каком-то конкретном эксперименте в определённом регионе, а по шкале у — долю выбравших определённую позицию из предложенного списка. Гипотеза — мы получим нормальное распределение, так как выборка однородна, а все случайные величины независимые. На деле получаются интересные аномалии. Мы можем наблюдать довольно странные локальные экстремумы в точках, значение которых делится на 5, а иногда и вовсе глобальный экстремум на правом конце отрезка. Более того, такие аномалии наблюдаются практически в каждом эксперименте, что наводит на мысль о неправильно составленной контрольной группе (да, математика, конечно, просто раздолье каламбурщика). Однако последнее время ситуация в некоторых местах существенно меняется. Эксперты говорят, что именно таким образом проявляется так называемый коэффициент КОИБатости, использующийся в ходе некоторых экспериментов. Пока что учёным не удалось до конца выяснить причину таких странных отклонений от нормы, но работа ведётся активно и повсеместно. 

Надеюсь, это было достаточно непонятно. Ещё надеюсь, что вы простите мне математические неточности, если таковые присутствуют. Всё-таки довольно сложная модель.

На самом деле на этом ИТиС и закончилась. Спросите, что же было дальше? Дальше то, что было дальше. Спросите об этом тех, кто там был. Всё равно не поверите.

 

«Лозунг у них был такой: «Познание бесконечности требует бесконечного времени». С этим я не спорил, но они делали из этого неожиданный вывод: «А потому работай не работай — все едино». И в интересах неувеличения энтропии Вселенной они не работали»

Я спускаюсь ко входу нашего отеля и заглядываю к себе в билет. Отправление: 14.05, прибытие: 14.10. Всё-таки странный институт, думаю. И бифштексы у них тут действительно ма-а-аленькие. Осеннее утреннее солнце озаряет лесок перед отелем. По сухому асфальту шуршат подошвы прогуливающихся уфимцев. Я отхожу от входной двери, краем глаза замечая большую красную табличку. Вчитываюсь: «Внимание, будьте осторожны. Сход снега.» Буду, думаю я и медленно растворяюсь в воздухе.

Егор Антощенко

23.09.2017 | Соболевский Андрей Николаевич
 

 

  © Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
Институт проблем передачи информации им. А.А. Харкевича Российской академии наук, 2017
Об институте  |  Контакты  |  Старая версия сайта